Срочные геодезические работы в любой точке Новосибирской области. . wowcircle продажа золота у нас

Какие они, французы

Не место красит человека,

а человек место.

(русская народная пословица)

 

Когда я только начинала писать этот материал, я открыла чистый документ Microsoft Word и задумалась над заданием: Париж как бренд. А что, собственно, делает его всемирно известным брендом? Давайте вспомним первое, что приходит на ум, когда мы слышим название этого города? Лично для меня это Эйфелева башня, Нотр-Дам и Лувр. Я думаю, что таких, как я, найдется не один десяток. Но не кажется ли вам, что все это уже настолько затерто, что писать об этом в миллионный раз, вторя путеводителям, проспектам туристических компаний и блогам путешественников, уже неинтересно? А ведь представьте себе, история знает и людей, которые ненавидели, например, Эйфелеву башню. Легендой стала история о Ги де Мопассане, который, не желая смотреть на этот "скелет" (так он ее называл), обедал в ресторане «Жюль Верн» на первом уровне самой башни - единственном месте, откуда не видно «это чудовище».  Так не заняться ли нам поиском новых брендов этого прекрасного города? 

В поисках светлых мыслей, я пролистываю свой дневник, который вела в Париже… и понимаю одну простую вещь: все самые яркие эмоции, впечатления, воспоминания о Франции, о Париже ассоциируются у меня только с одним – с самими французами. Я не хочу говорить в общем, в целом, я хочу показать несколько конкретных людей, несколько реальных ситуаций, которые я наблюдала за время нашего замечательного путешествия. Итак, отрывки из моего дневника. 

13 июля. Наш самолет сел в Париже. За иллюминаторами какой-то лес и обычный аэропорт, теперь такой есть в любом большом городе. Внутри все тоже обычно. Французская речь вокруг напоминает, что мы не в России. Едем в автобусе, у меня в руках фотоаппарат, чтобы в любой момент успеть сфотографировать что-то красивое, необычное, удивительное.  На самом деле, ничего удивительного нет: мы выезжаем из аэропорта, вдоль лесов, деревьев, я все жду, когда начнется настоящий Париж. «Настоящим Парижем» оказались чистые, аккуратные, не сильно просторные улицы с красивыми домами и цветами повсюду. 

Заходим в гостиницу, там нас ждали две приветливые женщины. Первые французы, с которыми мне довелось общаться. Люди этой нации вообще, как оказалось, очень приветливые, дружелюбные и отзывчивые. Мы учимся произносить номер своей комнаты «труассан вэнт катр»  - 324. Кстати, слово «труассан» мы запоминаем через сходство с «круассаном». ? 

После того, как мы обосновались в своем номере, отправляемся на улицу в поисках метро. Нас многие пугали тем, что французы не любят англоговорящих, но когда очередная наша попытка найти метрополитен не увенчалась успехом, мы все-таки решаемся спросить у прохожих. Мужчина среднего возраста, понимающий по-английски, с радостью помогает нам. Мы пытаемся его отблагодарить и даем ему конфетку, но он отказывается. Тогда у нас случайно вырывается: «из России» (from Russia). Мужчина очень удивился и очень обрадовался одновременно, с улыбкой забрал нашу карамельку и ушел довольный. Нам стало как-то очень тепло и приятно от такой реакции.

При входе в любой магазин нам улыбаются, здороваются, спрашивают «Са ва?» (Это сейчас, когда я начала учить французский (под влиянием нашей летней поездки) я понимаю, что это вопрос «Как дела?», но тогда мы просто  улыбались в ответ и пытались повторить приветствие без акцента). 

Вот так, уже с первого дня, благодаря этим милым людям, началась моя любовь к Франции. 

15 июля. Еще вчера мы познакомились с местными жителями, которые говорят на русском. (Это группа парней и девушек, студентов Сорбонны, которые и стали нашими гидами по Парижу в ближайшие две недели, и с которыми я до сих пор поддерживаю переписку). Мы прогуливались по набережной Сены и решили присесть под ивой, посмотреть на воду. Вдруг к нам подошел молодой человек, афроамериканец, и начал ругаться по-французски и толкать нас. Наши новые друзья начали с ним разговаривать, через некоторое время афроамериканец начал извиняться перед нами и произнес  на ломанном русском: «Здорово». Потом мне объяснили, что оказывается, афроамериканцы, приезжающие в Париж на заработки, недолюбливают французов и, когда видят, что последние отдыхают, танцуют, поют или просто хорошо проводят время с друзьями, злятся и начинают выливать этот негатив на них, что и сделал этот молодой человек, приняв нас за француженок. А после того, как ему объяснили, что мы из России, он извинился и попытался поздороваться на русском. 

Этот случай меня очень удивил! Во-первых, я не думала, что к этим милым людям кто-нибудь может плохо относиться, во-вторых, я никак не ожидала, что чернокожий парень будет говорить со мной на русском. 

16 июля. Сегодня вечером мы отправились в греческий ресторан. Вкусная греческая кухня, живая музыка. Как в любом общественном месте в Париже, с нами здороваются, спрашивают как дела, приветливо улыбаются, а хозяин чуть ли не обнимает, благодаря за то, что мы зашли к нему. Видя, что я ничего не отвечаю, а только смущенно улыбаюсь, хозяин спрашивает, откуда я? За меня отвечают, что я русская («ля рюс») и ничего не понимаю по-французски. В ответ мужчина только загадочно улыбается. И позже, когда мы уже были за столом, я слышу как музыканты начинают играть знакомую мелодию… Это была наша родная «Калинка-малинка», представляете? В греческом ресторане в центре Парижа!  Надо отметить, что половина посетителей ресторана тут же пустилась в пляс. Я была в восторге. 

Такое доброжелательное отношение к русским, к России вообще меня очень радовало, я даже ощущала какую-то особую гордость, когда в очередной раз в магазине, в кафе, просто на улице приходилось говорить кому-то, что я «ля рюс».  

18 июля. Воскресный Диснейленд. Мы отправились туда вдвоем с Лилей. Естественно, что нам хотелось сделать побольше фотографий в этом действительно сказочном месте. Лиля фотографировала меня, потом мы менялись местами, но совместной фотографии у нас не получалось, как только французы это видели, они оставляли своих друзей, подходили к нам и показывали, что хотят нас сфотографировать! Мы были немного потрясены, ведь в России такого желания помочь абсолютно незнакомым людям нет, по крайней мере, нам не встречалось. 

20 июля. Подъем на вечернюю Эйфелеву башню (кстати, в близи она совсем не такая ажурная и изящная, просто обычная железяка с огромным количеством слоев краски). Но я все же о людях…Тут мы столкнулись с совершенно другим отношением, нет, не от французов, которые как всегда мило улыбались, а от русских. Мы встретили группы 2 или 3 земляков, судя по акценту, они были из Москвы, (а родную речь очень приятно слышать среди непонятного потока слов) но никто из них не то что не поздоровался, но даже не улыбнулся нам в ответ. 

В очередной раз пришло осознание того, что у каждого свой менталитет, и что я не хочу уезжать из Парижа. 

22 июля. Сегодня мы устроили пикник около той же Эйфелевой башни, последовав примеру сотен людей. Нам рассказывали, что это излюбленное место отдыха парижан и экскурсий туристов. И правда, здесь собираются группки людей, располагаются на траве и отдыхают. Мое внимание привлекли около 20 человек, полностью одетых в белое: каждый час, когда башня зажигалась и начинала переливаться огоньками, они пели какую-то, скорее всего, национальную песню. 

Еще здесь очень легко найти новых знакомых, потому что, как мы позже заметили, из одной компании отделяются несколько человек и идут знакомится к своим соседям. К нам тоже подходили, по речи нас часто принимали за поляков, но мы опять же объясняли про «ля рюс». 

Также мы попали на уличное выступление танцоров. Они показывали какую-то сценку, танцевальные и юмористические номера. Они собрали вокруг себя очень много людей, и даже когда пошел дождь, толпа не расходилась, а продолжала сидеть на земле, смеяться, аплодировать и веселиться вместе с выступающими. 

Я написала о нескольких эпизодах из нашего пребывания в Париже. Я не знаю, удалось ли мне передать весь мой восторг от общения с жителями Парижа, не знаю, захочет ли кто-то после прочтения этого материала поехать в этот город и своими глазами посмотреть на тот образ жизни, оценить уровень общения, отношения людей друг к другу. Я не знаю, станет ли для кого-то население или пара его представителей действительно брендом. Но зато теперь я точно знаю, что я еще не раз побываю в Париже. Но вернусь я туда не за тем, чтобы насладиться видом вечернего Парижа с высоты Эйфелевой башни, не за тем, чтобы прогуляться по набережной Сены, не за тем, чтобы еще раз восхититься мастерством Да Винчи в Лувре, нет, я приеду, чтобы еще раз встретиться с этими удивительными людьми. 

 Дарья Балаева 

 

Учредитель журнала


лучшее кадровое агентство
лучшее кадровое агентство г. Североуральск